Get Adobe Flash player

1501 г.

…“Володимирцы”, “москвитины”, “рязанцы”. Во всех русских городах такие прозвища давались тем людям, которые осели в чужом городе. “Таболины”, “табол” – выходец с реки Таболы. Кто они были, эти люди или человек, давшие название села Таболово? Ушедшие от набегов переселенцы, носившие название реки своей родины как фамилию? В грамоте Ивана III, жалующего земли свои Суздальские сыну Юрию в 1501, году упоминается “Таболины деревни” и “Ивашка Козлов Таболин сын” – тоже владелец села? Река Табола, на берегах которой растут бортные деревья. Река, пахнущая мёдом. Село Таболово – памятник мужеству русских воинов, дошедший к нам сквозь тени времён. Название села – отзвук неизвестных человеческих судеб.

XVII век

Родословцы Московского государства любили бездоказательно выводить основателей московских боярских родов “из Орды”, “из немецъ” и т.п. Это стояло в тесной связи с тем, что и сами московские государи иногда поддавались соблазну вести свой род “из Прус” и от самого кесаря Августа. Но изыскания исследователей, в частности, Н.П. Лихачёва, выдвинули подтверждённую версию происхождения рода Морозовых, в котором триста лет спустя и появится Василий Петрович Морозов, боярин, первый известный владелец Таболова.

1627 г.

Два знатных владельца Таболова упомянуты в “Пехрянской десятине” В. и Г. Холмогоровых так: “Село Таболово на речке Купельне, по писцовым книгам 135 и 136 (1627-1628 гг.), сельцо Московского уезда, Ратуева стана – вотчина боярина князя Ивана Бориса Черкаскаго, что было прежъ того вотчина боярина Василья Петровича Морозова, в сельце находилось крестьян десять дворов и бобылей три двора…”

1669 г.

На “Чертеже земель по Каширской и Фроловской дорогам в окрестностях Москвы” 1669 года Таболово видно, как с высоты птичьего полёта. И рядом с крошечными строениями вотчинникова дома – церковь, деревянная маленькая церковь. Пехрянская десятина упоминает о старой церкви, существовавшей до начала XVII века и упразднённой. По писцовым книгам 1135 и 1136 гг. значится: “В сельце Таболове место церковное, пашни церковные 12 чети в поле, а в дву потомуж”.

1678 г.

В 1678 году сельцо Таболово принадлежало боярину Михаилу Ивановичу Морозову. В сельце числилось семнадцать дворов крестьянских, в которых проживало тридцать девять человек, двор боярский и семь дворов поверенных людей с двенадцатью людьми. Причём эти владельцы села Таболова к Василию Петровичу Морозову не имеют никакого отношения, они просто однофамильцы.

1680 г.

По смерти М.И. Морозова с. Таболово причислено к дворцовому ведомству в 1680 году. В 1681 году сельцо Таболово пожаловано вдове Анне Петровне Хитрово, мамке (воспитательнице) царя Феодора Алексеевича.

1696 г.

В 1696 году “уступила (Анна Петровна Хитрово) сельцо Таболово за 5000 рублей стольникам Фёдору и Андрею Апраксину. Землю поделили: Фёдору – 100 четвертей, так как он заплатил 4000 рублей, а Андрею – 35 четвертей за 1000 рублей”.

1700 г.

Апраксины – известнейшая аристократическая фамилия России. К старшему брату, Петру Матвеевичу Апраксину, Таболово, судя по свидетельству “Пехрянской десятины”, перешло в 1700 году. Здесь он и построил Успенскую церковь.

1704 г.

Обет построения церкви во имя Успения Пресвятой Богородицы дан Петром Апраксиным, вероятнее всего, в связи с победой русских войск в войне со шведами. В июле 1704 года русские штурмом взяли Юрьев (Дерпт, ныне Тарту), а в августе – Нарву и Иван-город. Дни победных штурмов приходятся на канун или сам праздник Успения Пресвятой Богородицы.

1757 г.

В 1757 году внук Апраксина продаёт село князю Дмитрию Юрьевичу Трубецкому. По имеющимся сведениям, за 1766 год тогда в церкви Успения Пресвятой Богородицы служили священник Дмитрий Александров 57 лет и дьякон Андрей Дмитриев 32 лет.

1794 г.

В 1794 году сын князя Дмитрия Юрьевича, князь Иван Дмитриевич Трубецкой, продал бригадиру Степану Григорьевичу, сыну Мельгунову, имение. “...За всё вышеназванное недвижимое своё имение денег серебряного рублёвого монетою двадцать тысяч рублей… с помещичьим двором, с садом и прудами, людским и крестьянским строением и со всяким же скотом и со птицы…”

1872 г.

Наталья Алексеевна Мельгунова, как свидетельствует купчая от 6 февраля 1872 г., №112, пр.кн. 6/4, продала имение при с. Таболове, земли 432 дес., 505 саж. на сумму 35000 рублей. От них по купчей от 11 октября 1872 г. имение перешло к Тилю Андрею Осиповичу, купеческому сыну. Купчая от 20 марта 1881 г. №410, реестр 615, креп, кн. 9/5.

1881 г.

“Имение при с. Таболове, с землёю 432 дес., 505 саж., со строениями и лесом, водами и всякими… угодьями стоимостью 40000 руб. Тилем Андреем Осиповичем, купеческим сыном, продано купцу Гаврилову Ивану Егоровичу. Им же по купчей 24/13 от 13 августа 1881 года куплено от Тиля земли при с. Апаринки, Видного тож 52 дес. 600 саж.” Церковь с. Таболово – Успенья 1 дес. 2284 саж. (Нотариальные записи Подольского уезда Сухановской волости).

1921 г.

Таболовская усадьба досталась советской власти в хорошем состоянии. Три дома, строения, скот, сельхозугодья Гавриловых. Пятнадцатого июля 1921 года – первый донос какого-то “доброхота” и не последний протокол в той борьбе с “новыми строителями социализма”. Протоиерей Иосиф Введенский понимает: они пришли не только за его домом и садом. Они пришли, чтобы не было храма. И пока он борется за каждый час службы в нём, за каждый огонёк свечи, храм будет жить.

1934 г.

1 октября 1934 года состоялось окончательное закрытие Успенской церкви в с. Гаврилово Ленинского района. Потом в бывшей церкви будет склад, потом диспетчерская автобазы, водонапорная башня. В 1958 году Центральная студия документальных фильмов получила у управления культуры Мособлсовета в аренду “ветхое здание церкви, в запущенном состоянии”.

1990 г.

4 ноября 1990 года – особая дата. Первая служба в Успенской церкви г. Видное. Первая служба в первом переданном Русской Православной Церкви храме Ленинского района, открытие которого послужило добрым началом возрождения духовной жизни на Видновской земле. Настоятелем церкви был назначен игумен Тихон (Недосекин).

1992 г.

В 1992 году жизнь храма несколько изменилась, так как он был преобразован в подворье Свято-Екатерининского мужского монастыря. Одиннадцать лет Успенская церковь служила важным примером возрождения духовности и религиозности нашего общества. За это время не один десяток молодых священнослужителей проходит пастырско-богословскую практику в этом храме.

2003 г.

29 мая 2003 года начинается новая страница истории Успенского храма. Указом Управляющего Московской Епархией митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием назначен новый настоятель и благочинный церквей Видновского округа священник Михаил Егоров. Таким образом, подворье древней обители становится центральным, самостоятельным храмом Видновского благочиния.

2005 г.

10 сентября 2005 года митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий совершил освящение Успенской церкви. Это был день 300-летнего юбилея храма. На юбилейную дату Успенский храм также посетил губернатор Московской области Б.В. Громов.

2007 г.

4 сентября 2007 года указом митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия настоятелем Успенской церкви г. Видное и помощником благочинного церквей Видновского округа назначен иеромонах Софроний (Горохольский).

2013 г.

2 июня 2013 года состоялось освящение девяти новых колоколов и теперь Успенский храм имеет самую большую в Видновском благочинии звонницу, состоящую из шестнадцати колоколов. В 1825 году колокольня храма имела всего пять колоколов, самый тяжелый из которых весил 850 кг. Все колокола были уничтожены в годы советской власти. Теперь, благодаря современным технологиям, на небольшую колокольню удалось изготовить и установить большой колокол весом более двух тонн.

2014 г.

К концу года в Успенском храме г. Видное была полностью завершена фресковая роспись всех стен. Иконография состоит из использования и элементов ярославской, новгородской и палехской техник. В общей сложности нанесено более пятидесяти многофигурных композиций (включая большие «Страшный суд», «Церковь торжествующая» и притчи евангельские), — или более тысячи персонажей.

2015 г.

В храме появились две святыни. Это новый главный храмовый образ «Успение Пресвятой Богородицы» и икона «Избранные святые» с частицами мощей вмц. Екатерины, вмц. Варвары, прп. Сергия Радонежского, ап. Андрея Первозванного, мч. Трифона, прп. Амвросия Оптинского, прп. Силуана Афонского. Эти большие иконы были установлены в напольные киоты центральной части храма.

2016 г.

К великому празднику Рождества Христова в Успенский храм г. Видное была подарена большая святыня. Это икона Пресвятой Богородицы «Знамение», написанная в 1907 году в Русском Пантелеимоновом монастыре на Святой Горе Афон. Основной смысл иконография данной иконы начинается от заступнической молитвы Богоматери Оранты (что значит «Молящаяся») к Боговоплощению Христа. «Знамение» заключает в себе образ Благовещения и предзнаменование Рождества и следующих за ним евангельских событий вплоть до Второго пришествия Христова. Перед этой иконой верующие люди просят Господа и Его Пречистую Матерь о прекращении бедствий в тяжких скорбях и искушениях, об исцелении различных болезней, о примирении с родными, детьми и соседями, о мире между странами, для избавления от кровной вражды, о защите от нападения врагов, от пожаров, о защите от воров и преступников, об избавлении от эпидемий.

Фотогалерея Видеоматериалы Аудиотека Благотворительная столовая Наши издания Юридический кабинет В поисках истины Детские сады Социальная деятельность прихода Православный образовательный клуб для взрослых — Пажить Православный образовательный клуб детского творчества — Асида Православный образовательный клуб для особых детей — Благостыня Православная паломническая служба Успенского храма г. Видное — Пальмовник Приходское собрание Библиотека Настоятели о храме
Икона дня

ГЛАВА 5. Строительство нового храма

   "Августа по 15 день. Отправлено в Нарве за победу Господу Богу благодарение при троекратной пушейной стрельбе, как с валов Нарвы, и тройных залпах от всей пехоты. Августа по 16 день ивангородской комендант… здался на договор…" (Из боевого журнала Петра Великого. Запись сделана им собственноручно).
   На берегах Москвы-реки, возле впадения в неё реки Пахры, расположено известное своими каменоломнями село Мячково. С XIV века здесь добывали "белый камень", который шёл на строительство Москвы (из него построены некоторые здания внутри Московского Кремля и московские соборы). Мячково — старинное село; своё название оно получило в XIV веке по владельцу села Ивану Мячку. В "Космографиях" (географических описаниях) XVII века говорилось: "Близь царствующего града Москвы в веси именуема Мячково есть гора превелика всё белый камень зело премножество… И всякие домовые строения и на палаты и на всякие каменные дела потребы тот камень…" В XVI-XVII веках мячковский камень использовали меньше, чем ранее, однако после царствования Петра I, когда в Москве вновь развернулось каменное строительство, добыча его возросла.
   А вот несколько ниже Горок Ленинских, на левом берегу Пахры, расположены сёла Съяново и Новлинское, а напротив них, на правом берегу, – село Камнино. Эти три села примечательны тем, что возле них по обеим берегам Пахры расположены большие пещеры– каменоломни. Так же, как и в мячковских каменоломнях, там добывался "белый камень" (известняк), который сначала шёл на строительство Москвы, её укрепление. Во время строительства Санкт-Петербурга мячковский "белый камень" шёл строго по назначению — на невские берега.  Это назначение было определено специальным указом Петра и касалось всей добычи известняка., которая запрещалась для использования в личных и иных нуждах.
   Упомянутые каменоломни уже с конца XVII века не особенно и разрабатывались, считались  полузаброшенными. Можно предположить, что Пётр Апраксин брал из них камень на строительство храма тайком или, что маловероятно, лично согласовал добычу с Петром I.
   Часть этих каменоломен сохранилась до сего дня. Одна из самых больших, известных  в наше время пещер-каменоломен находится на правом берегу реки вблизи с. Камнино. Она представляет собой длинный, более 2 км, узкий (до 1 м ширины) тоннель с множеством боковых ответвлений, который тянется параллельно реке; сейчас она закрыта и представляет интерес исключительно для спелеологов.
   "Щедрую руку зданные храмы прославляют", — отмечал духовный писатель и историограф XVII века Сильвестр Медведев.
   Основным документом, в котором фиксировались главные черты будущей постройки, являлась подрядная запись — договор между заказчиком и исполнителем. В ней (или в отдельно прилагаемой смете) указывались наиболее общие параметры здания и оговаривались взаимные обязательства заказчика и исполнителя, связанные с финансированием, материальным обеспечением, сроками и качеством строительных работ. Только от заказчика зависело, какой материал — дешёвый кирпич или дорогой белый камень — выбрать для своей постройки. Если заказчик принадлежал к образованным слоям общества, ориентировавшимся на западноевропейский тип культуры нового времени, а мастер работал "по-старинке", противоречия могли усугубиться. Как подчёркивал один из крупнейших специалистов XX века по древнерусской архитектуре Н.Н. Воронин, "жёсткий заказ решительно снижал активное творческое значение самого мастера. При обращении к сложным архитектурным формам, проникавшим с Запада, заказчик буквально диктовал мастеру малознакомые формы".
   Подрядная и смета составлялись заказчиком или его представителем. Заказ, как правило, давался на торги, что предполагало наличие предварительного "задания", по поводу которого и происходил торг между разными подрядчиками.
   Понятия "квалифицированный заказ" в то время не существовало. Сохранившиеся и опубликованные документы того времени, относящиеся к строительству, не могут быть определены в таких категориях. Все заказы фигурируют только в самой общей форме: указывается количество глав, форма покрытия, количество и форма алтарных апсид, перечисляются декоративные детали. Н.Н. Воронин в "Очерках по истории русского зодчества" отмечает, что "заказчик менее всего интересуется конструкцией здания и её частностями, о них он сообщает лишь общие понятия ("шатром…" и "по-соборному")", перенося центр тяжести на регламентацию декоровки. Таким образом, в "квалифицированном заказе" просто не было надобности: конструктивная сторона представлялась чисто технической и как бы подразумевалась сама собой, гарантируясь квалификацией исполнителя. Что же именно и каким образом регламентировалось в  подрядной? Действительно, оговаривались почти исключительно второстепенные и декоративные детали (рундуки, наличники окон, "изымсы" — карнизы, водостоки и даже навершие дымовых труб), а также, как было сказано ранее, материалы. Указание последних объяснялось их разной стоимостью. Регламентация же именно декоративных (в широком смысле слова) частей постройки вызывалась тем, что как раз они должны были придавать зданию своеобразие, выделять его среди других.
   На основе подрядных записей можно выделить четыре способа регламентации исполнителя заказчиком. В первом случае, та или иная деталь делалась "по указу", т.е. согласно дополнительным указаниям заказчика или его представителя; во втором случае, предлагался образец — существовавшая уже постройка, детали которой требовалось повторить в новом задании. В третьем случае, бралась "модель". Иногда мастеров снабжали чертежами, а особо просвещённые заказчики давали мастерам "книги мастерские резного дела в лицах". И только в одном случае выбор того или иного решения оставлялся на усмотрение мастера, — если в порядной говорилось "делать как пристойно" или "сколько понадобится". Нередко контроль заказчика осуществлялся лично.
   Строительство церкви в Таболово совпало с небывалым по времени масштабом строительства. Многие вельможи, представители аристократии возводили в своих имениях  различные архитектурные сооружения. Важным при этом было умение правильно составить смету, ориентируясь на знание цены дубовой сваи, необходимое число нужных каменщиков и подмастерьев и др. Сложилась и  укрепилась традиция передавать административный надзор над строительством доверенному лицу, которое выступало представителем заказчика. В документах оно фигурирует как "досмотрщик", "пристав", "представитель", "подрядчик", а, по совместительству — посредник. Юридические отношения посредника и заказчика оформлялись двояко: либо "жалованьем", либо понятием "подмастерье в присмотре", проще это называлось "личный авторский архитектурный надзор".
   Если представители государственной и церковной власти использовали в качестве посредников лиц, состоящих у них на службе, то частные заказчики заключали с посредниками подряд, в этом случае  посредником выступал каменщик или подмастерье каменных дел, иногда разбогатевший крестьянин, каковым и был Я.Г. Бухвостов — крепостной на оброке у известного боярина М.Ю. Татищева, предполагаемый архитектор церкви Успения в Таболове. Он начинал с торговли стройматериалами и уже в зрелом возрасте перешёл к архитектурно-строительной деятельности. В истории он известен и как строитель, и как подрядчик ряда довольно известных памятников зодчества.
   Посредник получал от заказчика аванс на строительство и, со своей стороны, гарантировал заказчику соблюдение сроков исполнения и качества строительных работ ("а буде в том нашем каменном деле от нашего нерадения и худого дела, опричь пожару, будет какая поруха в 20 лет, и то порушенное дело починить и сделать заново нам же подрятчиком…безденежно"). Нанималась артель каменщиков. На большом строительстве работало сразу несколько артелей со средним числом каменщиков по двадцать человек в каждой. Как правило, отдельный подряд заключался с резчиками. Иконописцы были вообще вне всяких договоров, с ними вели переговоры деликатно и, как правило, один-два мастера работали на целую церковь с учениками.
   "А если за какими припасы тому церковному строению учинится, какая остановка, и нам, подрядчиком и каменщиком от тово учинится прогульные дни,… давать по гривне". За простои и уход с работы оговаривали неустойку. Так примерно выглядел первый этап строительства церкви, где и заказчик, и подрядчик, и строители чётко распределяли свои обязанности. "Халтуры" советского периода в то время не существовало.
   А теперь поговорим о композиционном стиле "восьмерик на четверике", в котором выполнена церковь Успения в Таболове. Первую церковь в Москве такого типа пожелал построить царь Фёдор Алексеевич — храм Воскресения на Пресне. Подрядные записи и проект сохранены. Царь посылает на Украину "для описания церковных чертежей" мастера Оружейной Палаты Карпа Золотарёва. Постройкой назначен руководить Яков Бухвостов в 1681 году.
   Влияние украинской культуры в это время на Россию достигает своего апогея. Идёт обмен художниками и мастерами, произведениями искусства. Украина поближе к Европе. Спорен вопрос даже среди учёных о типично "yкраинском влиянии, проявившемся в "восьмерике». Но в России таких церквей раньше не строили, а в ряде памятников православия Украины  "четверик на восьмерике" встречается нередко. Храм на Пресне, о котором мечтал царь Фёдор, напоминал Никольский собор в украинском городе Нежине. Но огромность форм, нехватка мастеров, а потом через год — скорая смерть царя Фёдора Алексеевича оставят храм только в проекте. Но план полностью совпадает с "проектным заданием 1681 года"— новым собором Донского монастыря. Его архимандритом с 1683 года был Никон, украинец из Гадяча. Предполагается, что украинские мастера уже чаще приглашаются в Россию.
   Храмов подобных вариантов разного вида восьмерика на четверике – “двухлепестковых” — за двадать лет по Москве было выстроено всего три.
   Существовали и боковые "лепестки" — притворы, но они имели подчинённое значение, будучи небольшими и не имеющими глав.
   Церковь Успения Пресвятой Богородицы в Таболове возведена под руководством Якова Бухвостова, который строил многие церкви этого типа в то время. Они не годились для многолюдного посада, потому что вмещали небольшое число молящихся, что было уместно в усадьбах и на дворах знатных владельцев. Площадь алтаря в них была невелика, а жертвенник и дьяконник отсутствовали. А композиция, когда центральное ядро "восьмерика на четверике" сочеталось с обширной трапезной и с колокольней, поставленной по продольной оси, называлась "кораблём". Но этот вариант станет популярен уже в качестве посадского или монастырского храмов.
   Любая церковь неповторима. Таболовская церковь Успения — один из образцов сочетания нарышкинского барокко, когда архитектурная композиция, оставаясь традиционно русской, отдалённые элементы декора заимствовала из западноевропейского искусства. Нарышкинский стиль станет посредником между строительством в старой, патриархальной Москве и европеизированном Петербурге.
   Неповторимы покрытия из белокаменной лещади, скрытые железной кровлей. Галерея храма и приделы в деталях остались незавершёнными, поскольку строился храм, как известно, немало лет. В среднем же такую церковь возводили за два-три года.
   Церковь строилась в очередной этап развития новых форм древнерусского зодчества. Бухвостов использует элементы западноевропейского ордена (соответствующая терминология, несомненно, присутствует и в документах, подрядах на строительство), однако всё иначе, чем в архитектуре европейского классицизма и барокко. Главным несущим элементом является стена, но она почти исчезает из виду и кажется лишь ширмой, лёгкой перегородкой, заключённой между многочисленными колоннами, карнизами, наличниками, фронтоичинами и пирамидами, медальонами и кружевным орнаментом. Нарышкинская архитектура демонстрирует поверхностное декорирование, хотя и с новыми элементами старой тектонической системы. Русский историк искусства Б.Р. Виппер заключил, что, отставая от Европы "на целое звено эволюции", русская культура XVII - начала XVIII века, представляет собой не культуру барокко, а культуру, предшествующую стадии развития, так называемый "маньеризм" — смешение обрамляющих и заполняющих элементов. Бесспорно присутствие классического барокко, когда активно взаимодействие объёмов и окружающего пространства,  налицо зрительное поглощение формы движением цвета и света, идеальное сочетание внутреннего и внешнего пространства в архитектуре.
   "…Мелодия остаётся древнерусской, лишь настроенной на западноевропейский лад", — скажет Б. Виппер, правда, о другом храме, построенном в то время, – Архангела Гавриила, также с элементами нарышкинского стиля.
   Белокаменные ворота, увенчанные восьмериком звонницы колокольни с небольшой главкой на двойном барабане. Восьмерик покрыт белокаменными лещадными плитами. Ярусная композиция близка надвратным монастырским храмам XVII - XVIII веков.
   Успенская церковь в селе Таболове является образцом храма новой эпохи, иллюстрацией изменения в русской архитектуре под влиянием времени. Реформы патриарха Никона, начавшиеся в 1653 году, повлияли и на развитие архитектуры. Запрещение патриархом строительства шатровых храмов "как иноверческих" (указ 1652 г.) повлекло за собой развитие строительства ярусных построек. С 1680 года новый тип церквей с симметричным, "лепестковым планом" постепенно строят, но, по ряду неудобных вышеизложенных причин, они где-то с 20-х годов XVIII столетия видоизменяются, хотя остаются очень продуктивными в технологии храмоиздетельства.
   Строительство храма для самих строителей, а иногда архитекторов порой было сопряжено с опасностью для жизни, потому что ревнивый храмоиздатель во избежание повторения подобного строительства не только уничтожал документы, но мог ослепить или лишить жизни мастеров. К счастью, эти жестокие нравы не относятся к периоду строительства Таболовской церкви. У Якова Бухвостова была своеобразная монополия на строительство церквей такого типа. Поэтому чертежи не сохранились. Иногда могло быть описание "с голоса".
В 1884 году составлено последнее самое подробное описание Успенской церкви в Таболово, сохранившееся в Центральном историческом архиве г. Москвы.
   "Церковь белокаменная при старинном имении в пол версте от села, на ровном месте. В основании имеет форму квадрата. Наружние стены гладкие. Под карнизами суть пилястриц с кружками, выточенными из белого камня. Посередине церкви есть поле, выделанное из камня в ребро тройном с отливом от верха вниз. На углах пилястры. Кирпичи из белого камня с камушками. Фонарь на сводах сквозной. На церкви главы 8 граней числом три, из коих одна над главным куполом, две над сводами придельных храмов. Крест на средней главе деревянный, облитый цинком, восьмиконечный, а кресты над придельными храмами железные. На крестах церкви, опускающиеся к главам цепи. Окна внизу, под цоколем, широкие с дугообразными перемычками, а вверху продолговатые, с прямыми перемычками. Всех дверей восемь. Две на западной стороне, из коих одна ведёт в трапезу, а другая вглубь главного храма. Четыре боковые, в том числе, две, с южной стороны. Паперти устроены с трёх сторон. Внутри церковь в виде квадратной палаты. Алтарь от храма отделяется каменной стеной с тремя пролётами. Два придела. Западный притвор трапезы устроен в виде палаты. Пол плиточный чугунный, везде одинаковый.
   Иконостас нового устройства четырёхъярусный с колонками, с деревянным, на самом поле, резным орнаментом в византийском стиле”.
   Колокольня основана одновременно с храмом из белого камня шатровидной формы. Все пять колоколов отлиты в настоящем столетии. На одном надпись: "Сей колокол выменен на старый бывший 20 пудов 20 фунтов в село Таболово ко храму Успения Божией Матери от усердия помещика Степана Стефанова Мельгунова старанием священника Георгия Андреева 1825 года мая 10 дня весом 52 пуда". Второй весом 25 пудов 35 фунтов. В иконостасе есть икона Успения Божией Матери — старого фряжского письма. Остальные нового итальянского.
   В алтаре есть икона, писанная на полотне, — "Снятие со Креста Спасителя". Её привёз из Италии помещик с. Таболово С.Г. Мельгунов в 1813 году. Икона в деревянной позолоченной раме. Икона Успения Божией Матери сохранилась в чистом виде, хотя существует уже 200 лет.


Спрашивайте альманах "Письмо к твоей душе" в храмах, киосках "Союзпечать" и книжных магазинах г. Видное.
Пресвятая Богородице, спаси нас!

Вы можете оказать помощь в реставрации
и жизни прихода
Успенского храма г. Видное

Поделиться в: